WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

Особенности биологии донных и придонных рыб различных семейств в прикамчатских водах

-- [ Страница 12 ] --

В отличие от керчаков, бычка-ворона и щетинистого бычка, основу потребляемых охотским липарисом Liparis ochotensis рыб составляют такие мелкие виды рогатковых как вильчатохвостый Triglops forficatus и большеглазый T. scepticus триглопсы длиной 6- см. Главные же кормовые объекты симуширской полиперы Polypera simushirae, по нашим данным, - такие массовые в прикамчатских водах представители морских слизней как короткоперый элассодиск Elassodiscus tremebundus и карепрокт Careproctus furcellus размером соответственно 18-38 и 26-43 см (Токранов, 2000).

Поскольку основными объектами питания звездчатой камбалы среди рыб в зоне прибрежного мелководья и в приустьевых участках камчатских рек служат такие массовые, мелкие стайные виды как мойва Mallotus villosus socialis и песчанка Ammodytes hexapterus (Токранов, Максименков, 1995), концентрирующиеся здесь в период нагула или нереста, сколь-нибудь существенного воздействия на их численность она не оказывает.

Таким образом, за исключением угольной рыбы, все рассматриваемые виды различных семейств донных рыб ведут образ жизни хищников-засадчиков или бентоихтиофагов, пищевые ниши которых существенно различаются (Приложение, рис.

16 и 17). У каждого из них специфичны число основных кормовых компонентов (Приложение, рис. 18 и 19), их видовой и размерный состав, доля в создании биомассы, а также различны биотопы, в которых происходит нагул. Это позволяет даже обитающим в сходном диапазоне глубин ихтиофагам снизить напряженность пищевых взаимоотношений и использовать широкий спектр кормовых организмов.

5.2. Донные и придонные рыбы различных семейств как пищевые конкуренты.

Большинство представителей семейств Cottidae, Psychrolutidae Liparidae, Pleuronectidae, а также все исследованные нами виды семейств Agonidae, Bathymasteridae, Stichaeidae, Anarhichadidae и Zoarcidae являются бентофагами или нектобентофагами с достаточно широкими спектрами питания, что позволяет им в случае недостатка какоголибо из пищевых объектов сравнительно легко переходить на питание другим. Тем не менее, основными кормовыми организмами этим рыбам служат различные представители таких групп беспозвоночных как десятиногие раки, бокоплавы, многощетинковые черви и двустворчатые моллюски.

Несмотря на сходство объектов питания представителей всех рассматриваемых семейств донных и придонных рыб в прикамчатских водах, число основных и второстепенных кормовых компонентов, их видовой состав и степень использования в течение года и на протяжении жизненного цикла у исследованных нами видов существенно различается (Приложение, рис. 20). К тому же, у целого ряда представителей этих семейств существенное значение в рационе играют довольно специфические группы беспозвоночных - актинии, желетелый планктон (гребневики и медузы) и планктонные ракообразные (эвфаузииды и веслоногие), временно находящихся в придонном слое. В случае потребления одних и тех же кормовых организмов, напряженность пищевых отношений заметно ослабляется за счет использования в пищу особей различных размеров. Значительная степень пищевого сходства у некоторых видов, как нами было показано на примере рогатковых рода Hemilepidotus (Токранов, 1985), как правило, является результатом высокой численности и доступности какого-либо из кормовых организмов.

Следует также учитывать, что на ранних этапах онтогенеза большинство донных и придонных рыб обитают в толще воды, а их взрослые особи совершают суточные вертикальные миграции, поднимаясь в ночные часы в поверхностные слои моря, где интенсивно откармливаются планктонными организмами. Как показали результаты крупномасштабных учетных траловых съемок, выполненных в последние три десятилетия в пелагиали дальневосточных морей (Нектон Охотского моря, 2003; Нектон северозападной части Тихого океана, 2005; Нектон западной части Берингова моря, 2006 и др.), целый ряд представителей семейств Cottidae, Agonidae, Liparidae, Stichaeidae, Ammodytidae и Pleuronectidae в заметных количествах встречается в уловах в толще воды на значительном удалении от дна, что позволяет им использовать в пищу, наряду с бентосом, различных обитателей пелагиали.

Степень сходства состава пищи таких массовых в прикамчатских водах шельфовых хищников-ихтиофагов как многоиглый керчак, керчак-яок и треска обусловлена, главным образом, потреблением минтая и крабов-стригунов рода Chionoecetes. Но напряженность пищевых отношений ослабляется за счет питания особями разных размерных групп (Токранов, 1986). Керчаки, являясь хищниками-засадчиками, поедают, преимущественно, молодь, которая не успевает избежать их броска. Треска же, будучи активным хищником, способным настигать свою добычу, питается за счет более крупных экземпляров.

Все это, по нашему мнению, свидетельствует о существенном расхождении пищевых ниш донных и придонных рыб исследованных семейств и отсутствии между ними высокого уровня пищевой конкуренции, что отмечено и другими исследователями (Борец, 1995; Напазаков, 2003; Чучукало, 2006). Степень возможного воздействия представителей семейств Cottidae, Hemitripteridae, Psychrolutidae, Agonidae, Liparidae, Bathymasteridae, Stichaeidae, Anarhichadidae и Zoarcidae как пищевых конкурентов на массовые виды рыб прибрежного комплекса (минтай, треска, навага, камбалы), по-видимому, сравнительно невелика вследствие значительно более высокой численности последних.

5.3. Донные и придонные рыбы различных семейств как объекты питания животных-ихтиофагов.

Поскольку для большинства представителей семейств Sebastidae, Cottidae, Hemitripteridae, Psychrolutidae и Agonidae характерна относительно хорошая общая «вооруженность» (т.е., наличие многочисленных шипов, колючек и покрывающих тело костных пластинок), они в значительно меньшей степени, чем «невооруженные» виды, поедаются хищниками, причем последние ограничиваются потреблением, главным образом, их молоди, у которой эти защитные приспособления выражены гораздо слабее, чем у взрослых рыб. По нашим данным, доля каждого из представителей этих семейств в пище хищников редко превышает 1-3% массы пищи, хотя частота встречаемости таких относительно мелких рогатковых с веретенообразной формой тела как виды рода Triglops в отдельных случаях достигает 10-12%. Некоторое значение у рыб-икроедов (виды семейств Hexagrammidae, Cottidae, Agonidae) играет икра рогатковых родов Gymnacanthus, Hemilepidotus и Myoxocephalus, которая поедается в довольно больших количества на местах массового нереста этих рыб (Токранов, 1985, 1986).

Роль представителей семейства Liparidae в рационе преобладающего большинства рыб-ихтиофагов не превышает 1-2%, причем, как правило, в пищу используется молодь. И только у симуширской полиперы Polypera simushirae виды этого семейства (в основном крупные особи короткоперого элассодиска Elassodiscus tremebundus и карепрокта Careproctus furcellus) служат главными кормовыми объектами (Орлов, Питрук, 1996;

Токранов, 2000).

Несмотря на то, что для обитающих в прикамчатских водах стихеевых рыб (Stichaeidae) характерны сравнительно небольшие размеры и удлиненная форма тела, потребление их, за исключением стреловидного люмпена Lumpenus sagitta, различными ихтиофагами крайне мало. В отличие от других видов, образующий в летний период в прибрежной зоне заметные концентрации стреловидный люмпен служит немаловажным объектом питания нагуливающихся в шельфовых водах рыб-ихтиофагов. В отдельные месяцы его доля в пище трески, например, может достигать 18-20% массы всей пищи (Токранов, 1986). Будучи типичными обитателями зоны прибрежного мелководья, стихеевые постоянно используются в пищу морскими колониальными птицами.

В отличие от стихеевых, представители семейства Zoarcidae играют значительно меньшую роль в рационе рыб-ихтиофагов, хотя обладают такой же удлиненной формой тела и у них отсутствуют выполняющие защитную функцию многочисленные колючки в спинном и анальном плавниках. По нашим данным, доля представителей этого семейства в рационе керчаков в прикамчатских водах не превышает 1,5-2, а трески - 3% массы пищи (Токранов, 1986).

Известно, что, обладая достаточно высокой численностью и биомассой, тихоокеанская песчанка Ammodytes hexapterus повсеместно в северо-западной части Тихого океана играет важную роль в питании многих промысловых видов рыб, рыбоядных морских птиц и млекопитающих (Худя, 1990, 1993; Лапко, 1994; Кловач и др., 1995; Мельников, Худя, 1998; Чикелев, Датский, 2000; Черешнев и др., 2001; Чучукало, 2006). По нашим данным, в летние месяцы в шельфовых водах Камчатки песчанка имеет определенное значение в рационе рыб-ихтиофагов, составляя у керчак-яока 5, у звездчатой камбалы - более 12, а у трески - около 18% массы пищи (Токранов, 1986;

Токранов, Максименков, 1993, 1995).

Даже наиболее массовые виды камбал (в охотоморских водах – желтоперая Limanda aspera и сахалинская L. sakhalinensis, в тихоокеанских – северная двухлинейная Lepidopsetta polyxystra) существенную роль (свыше 25-30% по массе) играют в рационе лишь многоиглого керчака и керчака-яока (Токранов, 1986). Все остальные представители этого семейства донных рыб, обитающие как в прибрежье, так и в верхней батиали прикамчатских вод используются в пищу различными хищниками гораздо реже и в значительно меньших количествах.

Поскольку большинство представителей семейств Sebastidae, Cottidae, Agonidae, Liparidae, Stichaeidae, Ammodytidae и Pleuronectidae на ранних стадиях онтогенеза ведут пелагический образ жизни в эпипелагиали на значительном удалении от берега, в этот период своего жизненного цикла они служат объектами питания массовых пелагических рыб. Например, в летне-осенние месяцы в пище кижуча в Охотском море доля мальков получешуйников рода Hemilepidotus в отдельные годы может достигать 31%, морских окуней рода Sebastes в Беринговом море – почти 90%, а тихоокеанской песчанки в водах Восточной Камчатки и Охотском море – даже 100% массы пищи (Кузнецова, 2005;

Чучукало, 2006).

5.4. Донные и придонные рыбы различных семейств как промысловые или потенциально промысловые объекты.

В результате специализированного вылова донными ярусами, сетями и тралами в 1990-е годы северного и алеутского морских окуней, а также аляскинского и длинноперого шипощеков, их численность существенно сократилась и повсеместно в прикамчатских водах в настоящее время находится на относительно низком уровне. И хотя в последние годы в тихоокеанских водах Камчатки и западной части Берингова моря отмечается тенденция к росту запасов этих рыб, принимая во внимание значительную продолжительность их жизни, позднее созревание, сложную размерно-возрастную структуру и медленный рост, объемы вылова упомянутых видов морских окуней в ближайшие годы у берегов Камчатки, вряд ли, существенно увеличатся. В отличие от северного, алеутского окуней и шипощеков, ресурсы тихоокеанского окуня в тихоокеанских водах Камчатки и северных Курильских островов сегодня недоиспользуются. Суммарная величина возможного ежегодного вылова данного вида морских окуней в этих районах в настоящее время оценивается более чем 2 тыс. тонн.

Хотя численность угольной рыбы в тихоокеанских водах Камчатки и северных Курильских островов в последние годы позволяет вести здесь ее маломасштабный промысел (не менее 0.5 тыс. тонн), в настоящее время этот вид относится к потенциальным промысловым объектам. В связи со спецификой распределения угольной рыбы в прикамчатских водах, ее эффективный промысел возможен лишь при использовании в качестве орудий лова донных ловушек, хорошо себя зарекомендовавших на промысле этого вида в северо-восточной части Тихого океана.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |
 









 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.