WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 10 ] --

Макросоциальный состав дальневосточного общества (обусловленный сословным характером российского законодательства, а также мозаичностью культурных традиций жителей Дальнего Востока), наряду с экстрасоциальными (демографическими и экономическими) факторами (редкостью населения региона и господством в нем натуральных форм хозяйствования) определили низкую степень его однородности и интегрированности в изучаемый период, крайнюю слабость поддерживающих его целостность социальных связей. Особенно ярко это проявлялось на уровне микросоциальных отношений. Для микросоциальной организации регионального общества в период конца 50-х – конца 80-х гг. XIX в. были свойственны такие черты как непрочность семейных институтов и распространенность девиантных отношений между полами, территориальная и социальная узость брачных ареалов, гипертрофированная хозяйственная и распределительная роль общины и высокая замкнутость ее быта, малочисленность специализированных социализирующих, образовательных учреждений и их сословно-ведомственное деление, незрелость специфических городских форм социальной коммуникации.

Особенности социальной структуры дальневосточного общества конца 50-х – конца 80-х гг. XIX в. нашли свое отражение в том способе, которым в этот период было включено в свою социальную среду уссурийское казачество.

Занимая законодательно и культурно фиксированное место в сословной иерархии, местное казачество жило в эти годы своей внутренней, обособленной жизнью и в основном самостоятельно выполняло функции физического и социального воспроизводства своих представителей. Этому способствовали общая малая плотность населения края и оторванность казачьих поселений (особенно в нижнем и среднем течении Уссури) от основных мест расселения крестьян, слабая развитость межсословного обмена товарами и рабочей силой, а также само по себе своеобразие образа жизни казаков. Социальная автаркия уссурийцев наиболее ярко выражалась в их сословной эндогамии, в особой прочности и замкнутости общинных структур, в полном подчинении казачьей школы задачам воспитания специфических характеристик служилого сословия. В 80-е гг., вслед за переселением части казаков в Южно-Уссурийский край, возросло значение факторов, подрывавших обособленность социальной жизни казачества.

Рост населения и освоение новых территорий привели к более близкому соседству и активизации общения представителей разных сословий, что раньше всего проявило себя на Приханкайской равнине, где казачьи и крестьянские селения и наделы располагались чересполосно. Одновременно подъем сельскохозяйственного производства в Южно-Уссурийском крае стимулировал расширение экономических связей казаков и крестьян. Заметно возрастает в конце 70-х – 80-е гг. и количество межсословных браков47. Впрочем, вплоть до начала 90-х гг. XIX в. интенсивность внесословных отношений уссурийского казачества была в целом не сравнима с частотой и плотностью его внутренних социальных (брачно-родственных, социализационных, информационных) связей.

Политико-административное устройство Дальнего Востока как территориальной единицы всякого унитарного государства, не имело каких-либо значимых отличий от формы управления другими территориями империи подобной же площади и правового статуса. Большая часть слабо освоенных, азиатских районов России во второй половине XIX – начале XX вв. была разделена на генерал-губернаторства. До 1884 г., уссурийское казачество территориально и административно было включено в состав генерал-губернаторства Восточной Сибири, границы которого простирались от берегов Енисея до Тихого океана, а центром являлся Иркутск. Глава генерал-губернаторства был наделен очень широкими и разнообразными полномочиями – административными, дипломатическими, хозяйственными, финансовыми и судебными. Генерал-губернатор подчинялся распоряжениям министра внутренних дел и предоставлял ему ежегодный отчет, что, впрочем, мало ограничивало оперативную свободу действий и инициативу руководителя местной администрации. Менее свободны в своих действиях были более непосредственно контролируемые вышестоящей властью главы восточно-сибирских губерний и областей, полномочия которых в пределах подведомственных территорий по содержанию были аналогичны генералгубернаторским. Губернии и области разбивались на возглавляемые исправниками (позднее, уездными начальниками) округа (уезды), которые в свою очередь делились на волости. Управление на волостном уровне осуществлялось волостными старостами (крестьянскими начальниками)48.

Главы администраций различных уровней сосредотачивали в своих руках огромную власть, все управленческие решения общего значения принимались ими по существу единолично49. Подобная авторитарная организация управления, универсальность власти местных руководителей, отсутствие на верхних этажах административной структуры представительских институтов вместе с отдаленностью центральных контролирующих инстанций и трудностью апеллирования к ним, с одной стороны, способствовали развитию в деятельности сибирско-дальневосточной бюрократии произвола и репрессивности, а с другой, - создавали условия для распространения различных форм «теневого»

представительства и коррупции.

В 1884 г. в административном делении азиатской части Российской империи произошли важные изменения. Восточная часть территории ВосточноСибирского генерал-губернаторства в составе Забайкальской, Приморской, Амурской областей, Владивостокского военного губернаторства и о. Сахалин была выделена в самостоятельное административное образование – Приамурское генерал-губернаторство. Основными предпосылками к его созданию послужили рост населения дальневосточных земель, ускорившийся с налаживанием в начале 80-х гг. XIX в. доставки переселенцев морским путем, и связанный с ним общий подъем местного хозяйства. Непосредственной же побудительной причиной принятого царским правительством решения являлась, на наш взгляд, его озабоченность безопасностью тихоокеанских рубежей страны.





Эти опасения были обусловлены постоянным усилением во второй половине 70-х – первой половине 80-х гг. XIX в. напряженности в отношениях России с сильнейшей державой того времени – Великобританией, а также заметным обострением русско-китайских противоречий50.

Как показало будущее, создание Приамурского генерал-губернаторства имело значимые последствия не только для внешней безопасности региона, но всех других сфер его жизни. Прежде всего, возросла общая управляемость края, повысилась способность центральных правительственных органов к получению информации о состоянии местных дел и к контролю над исполнением принимаемых ими решений. Это, в свою очередь, не могло не вызвать роста интереса к Дальнему Востоку со стороны столичной бюрократической элиты. Воплощением этого интереса явились казенные капиталовложения и субсидии, значение которых в стимулировании дальневосточного хозяйства и отчасти социальной инфраструктуры стало особенно заметным несколько позднее, в 90-е гг. XIX в.

Одним из важных последствий появления на Дальнем Востоке собственного центра власти, напрямую связанного с высшими властными инстанциями страны, явилась активизация политического общения различных слоев местного общества с управленческими структурами и между собой. В первые десятилетия по присоединении Приамурья и Приморья к России общественнополитическая жизнь здесь только складывалась. Лишь в конце 70-х – 80-х гг.

XIX в. демографическое и хозяйственное освоение региона, укрепление его связей с западными районами России создали, наконец, необходимую основу для оживления социальных контактов, для приобретения этими контактами массового масштаба и организованных форм. Уплотнение населения наиболее удобных для земледельческой колонизации территорий в это время начинает приводить ко все более частым внутри- и особенно межсословным поземельным конфликтам в деревне51. Одновременно, в связи с активизировавшимся в 80-е гг. ростом дальневосточной промышленности, происходила интенсификация классовых противоречий местных буржуазии и пролетариата, что выражалось в подъеме стачечного движения. Подлинными очагами общественной жизни становятся дальневосточные города, до сих пор выполнявшие почти исключительно роль военных форпостов и административных центров. К 80-м гг.

можно отнести и возникновение на Дальнем Востоке периодической печати, которая вскоре стала настоящим выразителем интересов различных групп населения края, важнейшим инструментом формирования общественного мнения52.

Новое административное устройство Дальнего Востока послужило дополнительным фактором развития общественно-политического сознания и деятельности местного населения. Большая, чем раньше, доступность органов управления генерал-губернаторского уровня для запросов подданных, с одной стороны, и более широкие возможности краевых властей, в сравнении с областными, в том, что касалось удовлетворения этих запросов, с другой, стимулиhttp://www.ojkum.ru/ ровали выявление и артикуляцию интересов различных социальных слоев, усиление их давления на власть, как в форме разного рода прошений, так и скрытого, бюрократического, лоббирования.

На протяжении периода конца 50-х – конца 80-х гг. уссурийские казаки в административном отношении являлись структурным подразделением Амурского казачьего войска (АКВ). Созданное императорским указом от 29 декабря 1858 г., войско было организовано в соответствии с «Положением об АКВ», утвержденном 1 июня 1860 г. Согласно данному Положению, «главное управление» войском, как по военным, так и по гражданским вопросам находилось в компетенции генерал-губернатора Восточной Сибири. Непосредственными военными и гражданскими начальниками частей АКВ, расположенных на вверенных им территориях, были губернаторы Амурской и Приморской областей, наделенные правами и обязанностями наказных атаманов53. В 1879 г. в военном и хозяйственном отношениях все войско было подчинено губернатору Амурской области, который стал единственным носителем звания наказного атамана. Однако казачьи общины войска, находившиеся вне пределов Амурской области, в гражданских вопросах продолжали пребывать под властью приморского губернатора. Функции военного и хозяйственного руководства реализовывались наказным атаманом через созданное тогда же Войсковое правление АКВ, располагавшееся в г. Благовещенске. В общем же административном отношении каачье население было передано в ведение гражданских управлений Амурской и Приморской областей54. С 1884 г. верховное руководство АКВ и входившими в его состав уссурийцами перешло в руки генерал-губернатора Приамурского края. Как командующий войсками Приамурского военного округа, генералгубернатор принял на себя звание войскового наказного атамана Приамурских казачьих войск55.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.