WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 24 ] --

Сохранение в первые десятилетия после переселения упомянутых основных условий жизни казаков способствовало консервации основ их традиционного сознания. Вместе с тем, насильственный характер переселения, трудности адаптации к новой природной среде, значительное падение материального благосостояния казаков, неограниченный произвол со стороны войскового офицерства повлекли за собой усиление в культуре и психологии уссурийцев элементов пассивности, апатии и фаталистического восприятия действительности.

Мировоззрение первых поселенцев длительное время находилось в состоянии кризиса и дестабилизации, крайними проявлениями которых являлись распространенные среди казаков девиантные формы поведения (повальное пьянство, проституция) и эсхатологические настроения103.

Общий культурный облик и неразвитость политических отношений казаков-уссурийцев забайкальского происхождения определяли специфику их политико-культурных представлений. Политической культуре выходцев из Забайкалья были свойственны чрезвычайно низкая специализированность и содержательная бедность, особенно сильно отразившиеся на качествах ее когнитивного компонента. Представления уссурийцев-старожилов о политической системе России отличались крайними отрывочностью и упрощенностью. Их главными и практически единственными объектами выступали высшая, центральная государственная власть, обобщенно представляемая в понятии «казны», и власть местная, ближайшая, объединяемая под именем «начальства».

Высшая власть в стране во многом отождествлялась в сознании казаков с фигурой царя, личная воля и намерения которого, по их мнению, являлись основным источником всех значимых изменений в положении его подданных104.

Весьма неопределенно казаки представляли себе и структуру местной администрации. Первоначально главным воплощением местной власти для них являлись младшие войсковые чины, станичные и сельские начальники, о пределах полномочий и субординации которых точной и достоверной информации казаки не имели. Лишь позднее, особенно с 70-х гг. XIX в., уссурийцы вполне осознали значение таких должностных лиц как командир Уссурийского казачьего батальона (полубатальона) и губернаторы Приморской и Амурской областей.

Их функции по представлениям казаков состояли, прежде всего, в защите населения от произвола низшего начальства и поддержке его прошений, направляемых вышестоящим властям105.

Скудность политических знаний переселенцев первой волны отражала общую мифологическую схематичность и замкнутость их миропонимания, его традиционную самодостаточность и невосприимчивость к новому содержанию.

Кроме того, вплоть до конца XIX в. развитию политико-культурных представлений уссурийцев препятствовали низкий уровень грамотности и обеспеченности казачьего населения печатной продукцией, недостаток учебных заведений (в 1889 г. в округе УКВ насчитывалось 5 школ) и крайняя ограниченность их программ, помимо Закона Божьего не включавших в себя никаких дисциплин социального цикла106. В этот период свои знания о политической жизни уссурийские казаки получали в первую очередь из собственного, еще очень небогатого, опыта участия в ней.

Переходя к рассмотрению ценностного компонента политической культуры казаков-старожилов, нужно отметить, что для них в целом была характерна устойчивая негативная оценка деятельности властей. Огромное, длительно ощущавшееся влияние на восприятие старожилами государства оказало принудительное переселение 1858 – 1862 гг. и последующие лишения, испытанные переселенцами на Уссури. Казаки не понимали значения колонизационной политики «казны» на Дальнем Востоке, связывая с ней, прежде всего, разрушение привычного уклада своей жизни и разорение107. В то же время, считая государство главным виновником своих бед, уссурийцы всецело полагались на него в своих надеждах на лучшую жизнь. По распространенному среди казаков убеждению, с момента переселения именно казна должна была нести основную и постоянную заботу об их материальном обеспечении108.

Патерналистская ориентация казаков в значительной степени ослабляла негативность восприятия ими государственной власти. Часто неприязненно относясь к политике государства, они не подвергали сомнению правомерность основ его устройства, и в первую очередь его монархическую форму. Авторитет монархии и августейших особ среди уссурийцев во второй половине XIX в.

был еще весьма высок. Прямые обвинения в адрес царя в это время были явлением исключительным. Так, в 1883 г. за «оскорбление императора» был арестован казак пос. Черняевского Н. Лалетин, неосторожно поделившийся с одним из своих односельчан мыслями о том, что покойный Александр II сделал при жизни «много зла». Примечательно, что Лалетин далеко не был типичным представителем уссурийского казачества. Перечисленный в казачье сословие из солдат, он в прошлом долгое время служил в городах Европейской России, и в т.ч. в столице. Кроме того, судя по употребляемой лексике («биография», «варвар» и т.д.), Лалетин был человеком грамотным и даже начитанным109.

Заметно более критическим было отношение казаков к представителям местной администрации. Особенно мрачную память среди уссурийцев оставили по себе офицеры, командовавшие ими в первые годы после переселения. Прославившееся сумасбродствами и некомпетентностью, это «начальство», в целом не пользовалось уважением казаков, которые впоследствии вспоминали о нем с горькой и злой иронией110. Вместе с тем, длительная фактическая неограниченность власти офицеров-начальников формировала у казаков представление о неизбежности и обыденности такого положения вещей, вырабатывала у них привычку к покорности, а порою и раболепию перед вышестоящими лицами111.





С созданием в 1872 – 1879 гг. официальных институтов общинного самоуправления, восприятие казачьим населением местного начальства изменилось мало.

И в 90-е гг. XIX в. уссурийцы-старожилы смотрели на войсковую и областную администрацию как на чуждую им, стихийную силу, непонимающую и не желающую понимать и учитывать действительных потребностей казаков112.

Терпимое, примирительное отношение казаков к весьма низко оцениваемой ими местной власти, кроме того, было напрямую связано с их общими представлениями об условиях жизни в крае и собственной самооценкой. Дело в том, что в силу как объективных, так и субъективных (в религиозной картине мира забайкальцев земли к востоку, Приамурье, рассматривались как область расположения ада и грядущего рождения Антихриста)113 причин, переселенцы из Забайкалья долго считали дальневосточный край местом аномальным, сакрально негативным, предназначенным не для нормальной жизни, но для ссылки и наказания. При этом, по словам А. Максимова, посетившего Уссурийский край в 80-е гг. XIX в., и самих себя местные казаки воспринимали как «ссыльных за что-то», а значит, в какой-то мере обязанных смириться с ненормальностью своего положения. Подобные представления естественным образом сочетались с убежденностью уссурийцев в том, что «хорошего им не пошлют», и, что они должны терпеть власть начальников, которые «вероятно, не мало-таки натворили в России, если попали на такую службу в Сибирь, да еще на самую отдаленную ее окраину»114.

Ценностные ориентации и самооценка старожилов оказали непосредственное влияние на их политико-поведенческие установки. Как и во многом другом, в своих отношениях с начальством они обычно вели себя пассивно и апатично. Привыкнув не ожидать от власти ничего хорошего, казаки нередко предпочитали избегать всякого общения с ее представителями, порою, особенно в первое время после переселения, даже не осмеливаясь обращаться к ним с жалобами115. Типичной формой сопротивления властному принуждению для них являлось скрытое саботирование распоряжений начальства, их небрежное исполнение или, при возможности, игнорирование.

Малоинтенсивное экономическое и социальное развитие казачьего общества долгое время практически не затрагивало культурного слоя его сознания.

Лишь с начала 90-х гг. XIX в., под воздействием расширившихся контактов уссурийцев с внешним миром, в первую очередь строителями Уссурийской железной дороги и горожанами, в их культуре стали происходить заметные сдвиги, связанные с быстрым разложением патриархального быта, нравов и традиций казачьей деревни116. Однако действительно ключевой, поворотной вехой в культурной истории уссурийского казачества явилась середина 90-х гг. XIX в. – время начала второй волны массового переселения казаков в Приморье.

Инициированное правительством переселение 1895 – 1902 гг. увеличило численность казачьего населения УКВ более чем на 7 тыс. человек, т.е. примерно в 2 раза117. Небольшую часть переселившихся казаков (79 домохозяев, т.е. фактически 79 семей) составили выходцы из ЗКВ, однако подавляющее большинство переселенцев прибыли из Европейской России. По данным на 1901 г., среди последних первое место по численности принадлежало донцам (399 домохозяев), далее в порядке убывания шли оренбуржцы (333 домохозяина), кубанцы (207 домохозяев) и терцы (20 домохозяев). Помимо казаков из других войск в рассматриваемый период в УКВ зачислялись также крестьяне и запасные солдаты – 100 домохозяев на 1901 г.118.

Переселенцы из европейских казачьих войск принесли с собой на приморскую землю богатый опыт сословной жизни. Носителями наиболее древних, развитых и характерных культурных традиций российского казачества среди них, безусловно, являлись выходцы из старейших казачьих сообществ – донского и терского, а также связанного с ними тесными генетическими и историческими узами Кубанского войска. Культура населения этих казачьих войск, сформировавшаяся в своих основных чертах еще в XVI – XVII вв., в «вольный»

период истории казачества, отличалась глубоким (по определению большинстhttp://www.ojkum.ru/ ва современных исследователей, субэтническим) своеобразием содержания и структуры. Наряду с древними традициями вольного казачества влияние на политическую культуру переселенцев из европейских казачьих войск оказали и те относительно благоприятные условия, в которых протекала на родине их собственная политическая жизнь. Казачество центральной России смогло значительно раньше и шире воспользоваться плодами либеральных преобразований, осуществленных правительством Александра II в сфере сословного управления.

Более обширный исторический и современный опыт политических отношений казаков-переселенцев рубежа XIX – ХХ вв. обусловил сравнительную сложность их политико-культурных представлений. Так, казаки-новоселы обладали более развитыми, нежели старожилы, знаниями об устройстве государственного механизма империи. Их представления о центральной власти не ограничивались ее общим образом («Государство») и его персонификацией в лице «Государя». В некоторой степени они были осведомлены и о ее внутренней структуре, о чем свидетельствует поданное доверенными пос. Графского в г. посетившему Дальний Восток с ревизией сенатору Глицинскому прошение о возвращении части общинных земель, занятых для своих нужд военным ведомством119. Весьма полно и точно новоселы представляли себе вертикаль местной администрации. Они неоднократно обращались с ходатайствами и жалобами к различным войсковым чинам и Войсковому правлению УКВ, а в случае необходимости к приморскому губернатору и даже генерал-губернатору Приамурья.

Знания о политике переселенцы из европейских войск черпали не только из собственного опыта. Заметно превосходя старожилов по уровню грамотности и общей образованности, они значительно активнее использовали такие источники политической информации, как книги и периодическая печать. Период второй волны массового казачьего переселения и первые годы после него ознаменовались резким ростом обеспеченности населения УКВ учебными заведениями (в 1905 г. в войске было уже 35 школ), появлением в поселках и станицах школьных и народных библиотек120.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.