WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 31 ] --

В настоящей главе ситуация станет основной единицей масштаба нашего исследования. В хронологическом континууме отдельной политикоисторической ситуации мы будем давать описательную характеристику поведения казаков, с учетом ситуационного опосредования будет оцениваться нами воздействие на становление казачьего поведения внешних и внутренних структурных детерминант. В итоге мы должны получить целостное описание истории уссурийского казачества второй половины XIX – первой трети ХХ вв. как процесса последовательной смены политических ситуаций и соответствующих им целей и форм политического поведения казаков. Создание такого описания позволит нам решить главные вопросы настоящей работы – выявить важнейшие тенденции развития политического поведения уссурийцев, определить сравнительную значимость и способ взаимодействия выделяемых нами макрои микрофакторов в его ситуационном и историческом генезисе.

§ 1. Политическое поведение уссурийского казачества В качестве первой специфической по содержанию ситуации в политической истории уссурийского казачества, на наш взгляд, может быть выделен период с 1858 по 1872 гг. С точки зрения макроусловий жизни казачества данная политическая ситуация была связана с начальным этапом первой структурной стадии (1858 – начало 90-х гг. XIX в.) в развитии дальневосточного региона после его окончательного включения в состав Российской империи. Специфика состояния общественных отношений на российском Дальнем Востоке на этой стадии обусловливалась в первую очередь отсталостью и оторванностью региона от центра страны, его положением вновь колонизируемой окраины. Поhttp://www.ojkum.ru/ следнее, в частности, определяло и основные особенности политической структуры региональной среды уссурийского казачества, в т.ч. ее политикоинституциональной организации, устойчивых интересов преследуемых здесь государством и типичных для него методов их реализации. Как мы уже отметили в I главе, для управленческой организации региона в этот структурный период была характерна слабая территориальная и функциональная дифференцированность. Основной заботой царского правительства в это время являлось удержание региона в составе империи, а также использование его в целях защиты сибирских владений России и обеспечения ее дальнейшей экспансии в Азии. Ориентированная на выполнение этих задач местная административная система имела ярко выраженный военизированный, авторитарный характер.

Главным и единственным контрагентом уссурийского казачества в ситуации 1858 – 1872 гг. (как и практически на протяжении всего первого структурного периода истории его региональной среды) являлось государство, представленное в отношениях с ним в лице трех в разной степени самодовлеющих и самостоятельных в своих интересах и действиях политических субъектов – центрального правительства, администраций генерал-губернаторства Восточной Сибири и военного губернаторства Приморской области.

В первые десятилетия после присоединения Приамурья дальневосточные земли еще не привлекали к себе сколько-нибудь постоянного и систематического интереса со стороны правительства, участие которого в судьбе окраины ограничивалось главным образом санкционированием общих дипломатических и военных мер по обеспечению ее внешней безопасности. Мало вникая в вопросы внутренней жизни Дальнего Востока, высшие правительственные органы практически не вмешивались в это время в управление АКВ и тем более входившими в его состав уссурийскими казаками. Государственная политика в отношении дальневосточного казачества формировалась в основном на уровне местной администрации и, прежде всего, Восточно-Сибирского генералгубернаторства. Впрочем, вряд ли возможно говорить о существовании в 1858 – 1872 гг. какой-либо определенной «казачьей политики» и на местном уровне. В эти годы восточно-сибирские и приморские власти воспринимали казачество не столько как самостоятельный объект государственного регулирования, сколько как средство реализации иных, неизмеримо более значимых и актуальных для империи военно-политических задач. Для них, смысл государственной политики в отношении местного казачества заключался в подчинении всех его потребностей и деятельности целям защиты новой границы России на востоке, скорейшего создания в крае необходимой военной инфраструктуры, обеспечения его транспортной и почтовой связи с центром страны1.

С другой стороны, для местных властей в это время было характерно совершенное неведение относительно желаний и чаяний самого казачества. Местное начальство имело собственное понимание потребностей казаков и в своих распоряжениях исходило именно из него, несмотря на очевидно плачевные результаты многих подобных инициатив, начиная от выбора мест казачьих поселений до обязательного принуждения казаков к землепашеству и пополнения их состава штрафованными солдатами2. Отдельные жалобы, все же доходившие до высшей местной администрации, не вносили в ее деятельность никаких заметных корректив и могли скорее ухудшить положение жалобщика3.

Власти генерал-губернаторского и областного уровня в 1858 – 1872 гг.

вообще не отличались активностью в отношениях с уссурийскими казаками, фактически перекладывая основной объем административной работы с ними на низших войсковых чинов, почти не ощущавших контроля «сверху». В свою очередь, сама высшая местная администрация осуществляла управление казачеством по существу без всякого надзора со стороны правительства. Пожалуй, единственным исключением здесь стала ревизия состояния Приамурского края, проведенная в 1869 г. генерал-адьютантом Сколковым и выявившая бедственное положение дальневосточного казачества. Сколков выступил с предложением о переводе казаков АКВ в крестьянское сословие, однако это предложение встретило категорические возражения военного министра Милютина, и в итоге, результаты ревизии не получили никакого практического развития4.





Переходя к рассмотрению политического поведения уссурийского казачества, остановимся прежде на его внутренних структурных факторах. Как это было выявлено нами в предыдущей главе, в конце 50-х – начале 70-х гг. XIX в.

уссурийцы еще не обладали сложившимися групповыми интересами. Их потребности, направленные в основном на элементарное выживание, носили непосредственный (специально-экономический) и индивидуализированный характер. Политическая культура переселенцев первой волны характеризовалась крайней бедностью своей когнитивной составляющей, отчужденнонеприязненным, фаталистическим восприятием власти, ярко выраженными патерналистскими ценностями. Для нее были чрезвычайно типичны поведенческие установки на избегание представителей власти и негласное саботирование их распоряжений. Официальная институциональная организация уссурийского казачества в 1858 – 1872 гг. была в максимальной степени деполитизирована и практически не обеспечивала «обратной связи» органов местного государственного управления с населением.

Самой распространенной формой политического поведения уссурийских казаков в рамках ситуации 1858 – 1872 гг. являлось «политическое бездействие», иммобилизм. Несмотря на тяжелые лишения, понесенные казаками по вине государства, на жестокость, несправедливость и нередкую безрассудность действий начальства, в отношениях с властями они, как правило, вели себя пассивно, проявляя поразительное терпение и, по крайней мере, внешнюю, покорность. Безусловно, отчасти политический иммобилизм уссурийцев был результатом военно-авторитарной организации управления УКВ, делавшей представителей власти практически недоступными, а логику их решений – часто непостижимой для казачьего населения. Свою роль здесь играли тщательный надзор со стороны станичных и поселковых начальников и регулярная «профилактика» серьезных проявлений недовольства казаков посредством разнообразных наказаний (порка, штрафные работы, высылка в город и т.д.). Но все же важнейшей его причиной, на наш взгляд, было состояние интересов и культурных представлений казачества. Находясь в огромной экономической и социальной зависимости от казны, уссурийцы не имели никаких не связанных с нею общих интересов, необходимость защиты которых могла бы привести их к глубокому конфликту с властями. Примирению казаков с произволом начальства способствовал и их предшествующий культурный опыт. Наконец, нельзя забывать о психологическом потрясении, пережитом казаками в связи с насильственным переселением, и обусловленной этим шоком, а также чрезвычайными трудностями хозяйственной адаптации переселенцев на Уссури последующей депрессией, многие годы проявлявшей себя в пресловутой «апатии» уссурийцев первой волны. В пользу того, что именно состояние интересов, культурного и психологического слоев сознания казаков, а не институциональный фактор и даже не текущая деятельность местной и войсковой администрации в наибольшей мере определяли характер казачьего поведения свидетельствует отсутствие каких-либо заметных внеинституциональных действий со стороны уссурийцев, а также дальнейшая эволюция их политической активности.

Под влиянием объективных интересов и культурных представлений казаков, их недовольство начальством выражалось главным образом в форме т.н.

«пассивного сопротивления». Указания властей часто выполнялись уссурийцами только «для отвода глаз», а при отсутствии прямого наблюдения с их стороны систематически не выполнялись вовсе5. Неоднократно упоминаемые современниками «лень», бесхозяйственность местных казаков, их склонность к иждивенчеству за счет казны в значительной степени также представляли собой своеобразные проявления протеста против постоянного грубого вмешательства властей в жизнь казачьего населения.

Что касается собственно политической активности уссурийцев, то в – 1872 гг. она проявлялась почти исключительно в своей «минимальной», вербальной форме, в виде отдельных, как правило, негативных оценок деятельноhttp://www.ojkum.ru/ сти «казны» и ближайшего поселкового и станичного начальства. Такие оценки охотно и часто высказывались казаками проезжающим по Уссури частным лицам, в которых, судя по всему, уссурийцы нередко видели посланцев высшей власти6. Высказывать свое недовольство собственным командирам казаки остерегались: за это можно было понести жестокое наказание – порку в 200 – ударов плетью7. Наиболее же активной и крайне редкой в это время формой политического поведения казаков являлось уже упоминавшееся обращение с жалобами непосредственно к высшей войсковой и областной администрации8.

Хронологическими вехами следующей политической ситуации в рамках первой структурной стадии в истории уссурийского казачества стали 1872 и 1879 гг. Период 1872 – 1879 гг. явился для уссурийского казачества временем масштабных и глубоких преобразований, затронувших все основные сферы его жизни. Инициаторами данных реформ выступили центральное правительство и восточно-сибирская администрация, внимание которых к дальневосточному казачеству в 70-е гг. XIX в. заметно возросло. Активизация казачьей политики государства на Дальнем Востоке была связана с необходимостью решения как национальных, так и региональных задач. Прежде всего, в 70-е гг. перед правительством встала задача приведения организации и службы местного казачества в соответствие с нормами реформированного сословного законодательства, уже действовавшего в казачьих войсках европейской части страны. Кроме того, пришедшееся на эти годы обострение внешней угрозы безопасности дальневосточной окраины требовало от властей скорейшего укрепление боевого потенциала АКВ, как одного из важнейших компонентов в системе обороны региона.

Наконец, власти уже не могли игнорировать ставшие широко известными вопиющие бедность и социальное неблагополучие местных казаков, тем более что они подрывали боеготовность последних.



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.