WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 5 ] --

Борьба за власть Советов в Приморье (1917 – 1922 гг.). Сб. док. Владивосток, 1955; Местные советы Приморья. Страницы истории. Сб. док. Владивосток, 1990.

Богданов Р.К. Воспоминания амурского казака о прошлом, с 1849 по 1880 г. Хабаровск, 1900; Венюков М.И. Путешествия по Приамурью, Китаю и Японии. Хабаровск, 1970; Краснов П. По Азии. Путевые очерки Маньчжурии, Дальнего Востока, Китая, Японии и Индии.

СПб., 1903; Лигин Ю. На Дальнем Востоке. М., 1913; Максимов А. Уссурийский край // Русский вестник. 1888. Т. 197; Муров Г.Т. Люди и нравы Дальнего Востока. Томск, 1901; Никифоров П.М. Записки премьера ДВР. М., 1963; Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийском крае. Владивосток, 1990; Хохлов Г.Т. Путешествие уральских казаков в «Беловодское царство». СПб., 1903; Шевченко Г. Фронтовики-уссурийцы // Вместе со всей Россией. Хабаровск, 1988.

Вестник Маньчжурии. 1918; Далекая окраина. 1917; Дальний Восток. 1913; Красное знамя.

1925; Приамурская жизнь. 1919; Приамурье. 1919; Уссурийский казачий вестник. 1917, 1921.

Земская жизнь Приморья. 1920. № 5 – 6; Сибирские вопросы. 1908. № 35 – 36; Советское Приморье. 1925. № 3 – 4, 11.

Настольный календарь-справочник по Дальнему Востоку. Владивосток, 1919.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979.

Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998.

Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998; Чилкот Р.Х. Теории сравнительной политологии. М., 2001; Блауберг И.В., Юдин Э.Т. Становление и сущность системного подхода. М., 1973; Ракитов А.И. Историческое познание. М., 1982; Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

Глава I. Общие условия формирования и функционирования социальной общности уссурийского казачества.

§1. Казачество в природном и общественном пространстве России Реконструкцию социальной системы уссурийского казачества, и, в конечном счете, ее политической структуры и функций, должно предварять последовательное, нисходящее рассмотрение метасистем по крайней мере двух высших уровней – 1) общероссийского, объемлющего основополагающие факторы истории уссурийских казаков как представителей великорусской казачьей общности в целом, и 2) регионального, включающего в себя особенные местные условия, опосредующие влияние общих детерминант и образующие ближайшую среду изучаемого нами социального объекта.

Анализ природных и общественных условий общероссийского уровня правомерно начать с середины XVI в., т.е. с момента возникновения великорусского казачества. Именно с середины XVI в. в составе российского социума появляется особая социальная общность, статус которой по отношению к материнскому обществу (системе) можно квалифицировать как субсистемный.

Особенностью субсистемного положения вольного великорусского казачества (прежде всего, казачества Дона) в начальный период его истории (середина XVI – конец XVII вв.) была высокая степень автономности. Исходной предпосылкой к тому являлась уже сама пространственная обособленность казачьих общин, компактно населявших территории, расположенные в отдалении от этнических и политических границ тогдашней России. Эта обособленность поставила казаков в условия природной среды, которая существенно отличалась от естественных условий подавляющей части ареала великорусского этноса. Слабо освоенные человеком степные ландшафты Дикого поля, речные долины Дона и Яика, предгорья Северного Кавказа предоставляли необходимую ресурсную базу для широкого развития промыслового охотничьего и рыболовного хозяйства, а по достижении им пределов своих возможностей – для скотоводческой деятельности. В то же время традиционное хлебопашество великороссов наталкивалось здесь на серьезные препятствия своему распространению, препятствия, прежде всего, социального происхождения. К ним следует отнести большую трудоемкость земледелия и его плохую совместимость с занятостью военным промыслом, тревожную жизнь казаков в обстановке постоянной боевой опасности, и наконец, их известную предубежденность против крестьянских занятий, прочно ассоциировавшихся с феодальной зависимостью.

Упомянутые обстоятельства сформировали своеобразные и долгое время удовлетворявшие насущные потребности казачества военно-промысловую экономику и общинно-артельную социальную организацию, сочетавшую в себе относительный демократизм с высокой сплоченностью и управляемостью. Закономерным следствием длительного самостоятельного экономического и социального развития вольного казачества стало возникновение у него собственных политических институтов. Наиболее далеко процесс складывания казачьей государственности зашел на Дону, где образовалась централизованная, по крайней мере, двухступенчатая (станичные круги – войсковой круг) войсковая организация казачьих общин, включенная в качестве полноправного субъекта в сложную сеть международных отношений в рамках Северного Причерноморья.

Интенсивные экономические, социальные и политические контакты вольных казачьих общин с татарскими и калмыцкими ордами причерноморских степей, народами Северного Кавказа и Казахстана, Крымом, Турцией и Польшей сами по себе являлись мощным фактором, который способствовал укреплению независимого положения казачества, и в немалой степени определял специфичность основных структур его жизнеобеспечения и социального воспроизводства. Регулярные связи с иными социетальными системами требовали от казачьих обществ определенной адекватности своей организации, миниhttp://www.ojkum.ru/ мальной изоморфности социокультурному облику своих постоянных контрагентов.





Вместе с тем, меру автономности казачества в рассматриваемый период не следует преувеличивать. На протяжении полутора веков своего вольного существования казакам так и не удалось занять относительно России вполне самодостаточную позицию, и установить с ней отношения того же рода, что и с остальными соседями. Прежде всего, к России казаков влекло культурное родство, близость важнейших мирских и особенно религиозных ценностей. Эта духовная комплиментарность подпитывалась регулярно воспроизводимыми генетическими, брачными связями станичников с жителями Московского государства, которые не позволяли ушедшей в Дикое поле вольнице окончательно выпасть из коммуникативного пространства русской народной культуры. Кроме того, на протяжении XVII в., казачество, прежде всего донское, постепенно попадает во все большую экономическую зависимость от России, что было вызвано как слабостью собственного в основном присваивающего хозяйства казаков, так и целенаправленной политикой царского правительства.

Несамодостаточность, субсистемность казачьих обществ отчетливо проявилась и в их политическом функционировании, а точнее – в их внешнеполитической деятельности. Можно указать немало примеров тому, как военные акции «вольницы» наносили косвенным образом немалый ущерб интересам Московского государства. Однако «самовольство» казаков, по сути, никогда не переходило грани, за которой оно превратилось бы в прямое противопоставление себя России и тем более в открытую политическую борьбу с ней. Вольное казачество так и не выработало отношения к России как к части своей внешнесоциетальной среды, предназначенной быть лишь основой и средством для обеспечения его собственного благополучия и выживания. Функционирование вольных казачьих обществ, в конечном счете, носило характер деятельности ориентированной во вне, подчиненной потребностям и ограниченной безопасностью иной, более крупной и вполне самодовлеющей социетальной системы.

Вероятно, что в более благоприятной геополитической обстановке тенденция к выделению вольных казачьих обществ в обособленные социетальные организмы в обозримой перспективе могла бы возобладать над всеми центростремительными факторами. Однако встречная экспансия в Северном Причерноморье России и Турции неуклонно уменьшала временные и пространственные ресурсы, необходимые для самостоятельного развития казачьего общества.

Выживание казачества требовало от него принятия прямого покровительства со стороны одного из своих могущественных соседей. Тесные культурнорелигиозные связи с Россией делали этот выбор по сути безальтернативным.

Очередной кризис в отношениях с Москвой, связанный с участием казачьей голытьбы в крестьянской войне 1670 – 1671 гг., лишь ускорил процесс, увенчавшийся принесением в 1671 г. войсковым кругом Дона присяги русскому царю.

Разумеется, сам по себе формальный акт присяги не мог стать достаточным фактором для коренной перестройки отношений двух к тому времени уже довольно непохожих друг на друга обществ – «военно-демократического» казачьего и сословно-феодального российского. Отношения подданства, соединившие Россию и донцов, носили в это время во многом поверхностный и верхушечный характер, ощущались, прежде всего, на уровне контактов московского правительства с войсковой старшиной и, по-видимому, воспринимались казаками как своего рода личная уния русского царя с Войском Донским.

Действительно поворотной вехой в истории казачества, открывшей период его адаптации к феодальной организации российского общества того времени, стали, на наш взгляд, петровские преобразования 10-х – 20-х гг. XVIII столетия. С точки зрения интересов обновленной абсолютистской монархии, созданного Петром имперского, «регулярного» государства, двусмысленное, полуинтегрированное – полунезависимое, положение степного казачества, безусловно, должно было восприниматься как нетерпимое и даже деструктивное. В конце XVII – начале XVIII вв. российское правительство пытается найти адекватную форму контроля над казачьими общинами, попеременно поручая надзор за ними различным центральным ведомствам1. Наконец, в 1721 г. казачьи дела были отнесены к компетенции Военной коллегии, что свидетельствовало об окончательном принятии Петербургом курса на включение бывшей степной вольницы в состав военно-служилого сословия. В 1723 г. атаманы казачьих войск стали назначаться по воле царя, и казачество впервые получило официальное наименование «военно-служилого народа»2.

Петровские реформы положили начало постепенному сближению бывшего вольного казачества по своему социальному и правовому положению со служилыми казаками, составлявшими одну из множества прослоек русского феодального общества, по крайней мере, с XV в., и сыгравших некогда роль одного из важнейших источников формирования «вольницы».

Закрепощение крестьянства и постепенное объединение бояр и служилых людей «по отечеству» в единый помещичий класс к концу XVII в. подвели правительство к необходимости более четко зафиксировать границы этих экономически полярных друг другу частей общества в его социальной структуре.

Решение этой задачи было неразрывно связано с определением судьбы промежуточных социальных страт, оказавшихся за пределами категорий душевладельцев и крепостных и, прежде всего, весьма многочисленной прослойки служилых людей «по прибору», к которым принадлежали и служилые казаки. В начале 20-х гг. XVIII в. правительство Петра I приступило к переводу всех худородных служилых в состав податной части населения. По окончании первой подушной ревизии служилые казаки наряду с другими разновидностями служилых «по прибору» были причислены к категории государственных крестьян3.

Начавшаяся эмансипация дворянства обернулась для них дальнейшим закабалением – к прежним натуральным государственным повинностям прибавилось отныне тяжелое налоговое бремя.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.