WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 51 ] --

В казачьих волостях на выборах 1923 г. активностью отличались, прежде всего, те, кто до революции входил в состав местных правлений и сходов десятидворных или же принимал участие в избрании последних, т.е. зажиточные хозяева и пожилые казаки-главы больших семей (старики). Остальное казачье население не пыталось оспаривать их традиционное «право» на власть и держалось в целом пассивно. Большинство уссурийцев еще не вполне осознало различий в социальной (классовой) сущности между советскими органами власти и прежними учреждениями сословного самоуправления и продолжало относиться к новой администрации столь же отчужденно, как и к старой197.

В 1923 – 1924 гг., в рамках общей политики местного советского и партийного руководства в деревне, в казачьих районах был реализован ряд взаимосвязанных институциональных мер, призванных повысить общественнополитическую активность середняцкой и бедняцкой части сельского населения, укрепить ее хозяйства и стимулировать их переход к коллективным формам организации труда. Так, задача социально-политической мобилизации крестьянского большинства должна была решаться за счет вовлечения его представителей в деятельность формируемых на местах комсомольских, женских и других общественных организаций. Более широкими функциями наделялись особенно интенсивно создававшиеся в этот период на Дальнем Востоке крестьянские комитеты общественной взаимопомощи (кресткомы). Наряду с выявлением бедняцко-середняцкого актива и укреплением его связей с советскими органами, в круг обязанностей кресткомов входили также оказание социальной помощи своим членам и поддержка их хозяйственной деятельности. В тесном взаимодействии с кресткомами, в роли их своего рода экономических филиалов, должны были работать пионеры нового производственного уклада в деревне – сельскохозяйственные и промысловые кооперативы.

В казачьих волостях Приморья, по признанию представителей советской администрации, осуществление указанных организационных мероприятий шло медленно и с большими трудностями. Плохо в казачьих селениях «прививались» кресткомы. Там же, где кресткомы все-таки возникали, они приобретали «характер организации, занимающейся побочными заработками» и не способствовали «классовому расслоению» казачества. Значительно меньше, чем крестьяне, казаки участвовали в создании советских кооперативов. Единичными были случаи вовлечения в комсомольские ячейки молодых уссурийцев. Наибольший отклик организационная политика новой власти встретила у женской части казачьего населения. В целом же, местная администрация оценивала каhttp://www.ojkum.ru/ зачью массу в политическом плане как «консервативную и пассивную». По ее свидетельству, даже бывшие партизаны, «доброжелательно» относящиеся к советской власти, активности в укреплении ее позиций в деревне не проявляли, а идею коллективизации воспринимали прямо неприязненно. Немногочисленная же группа уссурийцев-большевиков, работавших главным образом в городских парторганизациях, к этому времени утратила связь со своими земляками198.

Низкая эффективность советской политики в районах проживания уссурийских казаков в конце 1923 – начале 1924 гг. обратила на себя специальное внимание местных властей. В целях исправления положения НикольскУссурийский уездный исполком потребовал от нижестоящих органов усилить деятельность по вовлечению казаков, и особенно бывших партизан, молодежи и женщин, в советские, общественные и кооперативные организации, а также в партию, активизировать культурно-просветительскую работу в казачьих районах, содействовать развитию в них сельского хозяйства и расширению кооперативной сети. Уездные власти подчеркивали необходимость соблюдения в отношении казачьего населения «революционной законности» и «особой предусмотрительности» в работе комиссий по определению избирательных прав199.

Отдельным направлением советской политики в приморской, и в т.ч. казачьей, деревне в 1923 – 1924 гг. становится проведение нового землеустройства. В отличие от буржуазной земельной политики Столыпина, для советского землеустройства казачье землевладение, точнее его еще не тронутая надельная часть, не являлось единственным объектом перераспределения. Тем не менее, остававшиеся у казаков земельные излишки были весьма велики и продолжали привлекать к себе интерес государства. В плотно заселенных и освоенных черноземных районах «старых» казачьих войск в 20-е гг. советские власти так и не пошли на проведение крупных земельных переделов. В казачьих районах Сибири и Дальнего Востока они действовали значительно решительнее.

В 1923 г. в ДВО была сформирована система советских земельных органов, приступивших к разработке планов землеустроительных работ в регионе.

В соответствии с этими планами в частности из 530 тыс. дес. удобной земли, находившейся в наделах уссурийских казаков, предполагалось изъять 245 тыс.

дес. излишков. В этом случае земельные участки казачьих хозяйств сократились бы до 50 (в бывших южных округах) или 40 (в северных округах) дес.200. В дальнейшем эти нормы были уменьшены до 25 – 36 дес. на хозяйство. Но и эти цифры значительно превышали средние показатели фактического землепользования уссурийцев, в точном соответствии с которыми они должны были наделяться землей согласно положениям Земельного кодекса РСФСР. Эта уступка казачеству была сделана по настоянию Дальревкома, убедившего центральную администрацию в необходимости учета при проведении землеустройства в ДВО того обстоятельства, что освободившиеся от сословных повинностей казаки в скором времени смогут увеличить обрабатываемые площади201.





В 1923 г. землеустроительные работы в уссурийских казачьих волостях почти не проводились. Однако уже в это время казачьи земли стали подвергаться многочисленным самовольным захватам со стороны русского и корейского крестьянского населения Приморья, по-видимому, ожидавшего от новой власти поддержки своих действий. Казачьи общины отвечали на претензии крестьян ожесточенным противодействием. Советская администрация, принципиально возражавшая против любых несанкционированных земельных переделов, как правило, выступала в защиту казаков.

По получению от правительства необходимых средств, в 1924 г. местные земельные органы приступили к широкомасштабному землеустройству казачьего населения. Стараясь не ущемить интересов основной, середняцкой, массы уссурийцев, они действовали достаточно осторожно, без спешки разбирая спорные ситуации, тщательно изучая обоснованность требований казаков и крестьян202. Корректность работы земельных органов и относительно высокие нормы наделения землей позволили избежать серьезных коллективных конфликтов между казачьим населением и властями в ходе землеустройства.

Значительно менее терпимо к советской земельной политике отнеслась зажиточная верхушка уссурийцев, интересов которой власти во внимание, разумеется, не принимали. Грядущее урезание наделов, а также осознание невозможности мирного оттеснения большевиков от власти посредством выборов, толкнули часть зажиточных казаков на путь открытой вооруженной борьбы с коммунистическим режимом в Приморье. Главной формой такой борьбы для этих казаков стало участие в действиях отрядов «белобандитов». В 1923 – гг. деятельность белых банд в Приморье имела особенно широкий размах. С декабря 1922 по декабрь 1923 гг. только в Никольск-Уссурийском уезде действовало 26 контрреволюционных отрядов и групп. Отряды белобандитов формировались, как правило, в Китае или Корее, нередко под руководством белоэмигрантских организаций (например, Гензанской организации генерала Глебова) и на деньги иностранных правительств. Состав банд был очень пестрым, но их ядро обычно образовывали кадровые офицеры царской армии, и в т.ч.

офицеры УКВ. На советской территории белобандиты должны были вести разведывательную, пропагандистскую и террористическую деятельность, но их главной и конечной задачей являлась организация восстаний населения против советской власти под лозунгами национального освобождения и реставрации монархии203. В этом отношении казачьи районы, особенно бывшие южные округа УКВ, а также Донской округ, рассматривались ими как наиболее перспективные.

Белобандитам действительно удалось найти здесь определенную поддержку и даже пополнить свои ряды. Так, в действовавшие в мае – июне 1923 г.

на территории бывших южных округов УКВ отряды есаула Овечкина и полковника Емлина вступили соответственно 70 жителей ПлатоноАлександровской волости и 20 человек из пос. Софье-Алексеевский и Бараново-Оренбургский Гродековской волости. Казаки, присоединявшиеся к бандам, принадлежали обыкновенно к числу зажиточных станичников и, как правило, являлись родственниками белоэмигрантов или контрабандистами. Помощи от остального казачьего населения банды практически не получали. Ввиду недоброжелательного отношения большинства уссурийцев, белобандиты по существу отказались от агитации, занявшись главным образом погромами и ограблением кооперативов и корейских поселков, убийствами коммунистов и комсомольцев, совработников, военных и сотрудников ГПУ, а также сочувствующих новой власти. Порою, в конечном итоге, их деятельность приобретала чисто уголовный характер204.

Борьба с политическим бандитизмом в Приморье стала в 1923 – 1924 гг.

одним из приоритетных направлений деятельности местной советской администрации. В начале 1924 г. этот вопрос специально рассматривался Дальбюро РКП(б) и Дальревкомом. По решению Дальбюро в Приморье для координации действий по борьбе с бандитизмом был создан военный совет. Для ликвидации белых банд были привлечены регулярные части Красной Армии, а также «подвижные» отряды из местных коммунистов, комсомольцев и бывших партизан.

В Гродеково, Полтавке и Имане были размещены воинские гарнизоны. Одновременно с этим советские и партийные органы усилили разъяснительную работу среди населения и объявили амнистию участникам банд, готовым явиться с повинной. К концу 1924 г. количество белых банд на территории губернии и их активность значительно снизились205.

В конце 1924 – начале 1925 гг. в Приморье прошла новая избирательная компания. Ее итоги свидетельствовали об укреплении влиянии партии и советской власти в деревне. За счет участия в выборах части женского населения, несколько возрос общий уровень активности избирателей, достигший 36%. Доля коммунистов и комсомольцев увеличилась в сельсоветах до 13%, в волисполкомах – до 61%. В деревне был создан бедняцко-середняцкий актив, сумевший выступить на выборах в роли организованного противовеса кулачеству206. Кроме того, влияние последнего было ослаблено лишением наиболее заметных его представителей избирательных прав. Вытеснение зажиточных из местных советов, особенно волостного уровня, происходило и в казачьих районах. Этому способствовало и проведенное еще в феврале 1924 г. в Приморской губернии укрупнение волостей, уменьшившее их количество с 71 до 30. Границы новых административных единиц на территории войска уже не совпадали с границами станичных округов и имели смешанное крестьянско-казачье население. Многие станицы потеряли статус волостных центров. Таким образом, прежние административно-территориальные связи, повышавшие сплоченность и эффективность политической деятельности казачьей верхушки, были нарушены.

Выборы 1925 – 1926 гг. в целом подтвердили прочность политических позиций партии в приморской деревне. При незначительном снижении в местных советах (главным образом, в волисполкомах) процента коммунистов и комсомольцев, в них удалось вовлечь больше представителей «беспартийного актива», в т.ч. женщин, бедняков и середняков207. Это свидетельствовало об определенном успехе политики «классового расслоения» сельского населения и изоляции его имущей прослойки.



Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.