WWW.DIS.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 58 |

Уссурийское казачество в политическом процессе на дальнем востоке россии

-- [ Страница 6 ] --

Превращение служилых казаков в особый род государственных крепостных, по всей видимости, призвано было задать нормативный образец для выстраивания отношений государства с казачеством, как единым в будущем соhttp://www.ojkum.ru/ словием, на длительную перспективу. Свидетельством же стремления властей к слиянию различных по своему происхождению казачьих общностей в однородную социальную группу могут служить неоднократные переселения служилого люда на территории Донского и Терского (Гребенского) войск, а также одновременное использование служилого и бывшего вольного казачьего населения как источников для формирования новых войсковых образований.

Впрочем, политика принудительных переселений так и не привела к исчезновению исторически сложившейся социокультурной неоднородности российского казачества, которая укреплялась удаленностью его анклавов друг от друга. Так, несмотря на активное участие вольных станичников в покорении Сибири и распространенную практику ссылки в колонизируемые районы «воровских» казаков, ядром населения зауральских войск явилось именно служилое казачество4. Меньшую роль служилые люди сыграли в создании новых казачьих войск на западе страны, – Астраханского, Кубанского (Черноморского) и Оренбургского, - образованных правительством в середине и второй половине XVIII в.5. Важное значение для формирования социокультурной специфики этих общностей имело также и то, что потомки вольных казаков образовали их исходный, исторически наиболее ранний субстрат. Наконец, менее всего переселения служилых людей и государственных крестьян отразились на традициях и социальной организации древнейших оплотов казачьей независимости – общин Дона, Терека и Урала. Поэтому особенную значимость в деле нивелировки своеобразия общественной жизни и быта казачества, его приспособления к потребностям самодержавного режима, здесь приобрело методическое применение нормативно-юридических регуляторов, а порой и прямого насилия.

Расселение российских казаков к началу XVIII в. на протяжении практически всей территории страны, от ее юго-западных до северо-восточных границ, поставило их в весьма различные региональные условия природной и экономической среды. Так, несмотря на то, что уже с конца XVII в., казаки Сибири в широких масштабах стали переводиться с жалования на пашню, даже и во второй половине XVIII в. размеры и эффективность казачьего земледелия здесь были крайне невелики6. К причинам этого явления, по-видимому, можно отнести как напряженность самой казачьей службы, так и внешние обстоятельства – суровый климат и высокую трудоемкость окультуривания местных ландшафтов, неразвитость рыночной инфраструктуры. В целом, в данный период зауральское казачество существовало во многом в отрыве от складывающейся в стране системы экономических связей, в условиях господства натуральных, экстенсивных и присваивающих форм хозяйства.

Иной была экологическая и экономическая среда западных казачьих войск. В XVIII в. местные ландшафты были уже в достаточной степени подчинены хозяйственным потребностям человека, и казачье население смогло без помех приступить к эксплуатации их естественных богатств7. Кроме того, казачество Европейской России уже явственно ощущало на себе последствия складывания в стране национального рынка и распространения капиталистического способа производства. Вместе с тем, темпы и масштабы развития у казаков собственного производящего хозяйства и, прежде всего, земледелия, оставались относительно низкими. В XVIII в. и значительно позднее (до 1917 г.) высокий удельный вес в хозяйстве казаков Дона, Северного Кавказа и Южного Приуралья имело скотоводство и различные промыслы (особенно, рыболовство)8. Это было обусловлено сравнительной трудоемкостью земледелия и его плохой совместимостью с военной службой казаков, культурной предубежденностью станичников против земледельческого труда, а также, возможно, их осознанным противодействием появлению в своих землях экономической основы для распространения крепостнических порядков. Нельзя забывать и о малой истощенности промысловых ресурсов войсковых земель, замедлявшей вытеснение присваивающих отраслей казачьего хозяйства производящими. Таким образом, хотя в целом в XVIII – первой трети XIX вв. казачество центра России находилось в более благополучном экономическом состоянии, чем зауральское, ряд факторов серьезно ограничивал и деформировал его хозяйственную активность.

Более разнообразными в этот период становятся внешнесоциетальные контакты российского казачества. Очень тесные и, как правило, мирные контакты связывали донское и уральское казачество с татарами и калмыками, астраханское и оренбургское – с ногаями, башкирами и казахами, забайкальское – с тунгусами и бурятами. Содержание этих отношений не исчерпывалось товарным обменом, но охватывало весь спектр социальных связей от организационно-производственных до брачно-родственных. Отнюдь не сводились к военным столкновениям и отношения казачества со своими соседями по ту сторону российских границ – народами Кавказа, Казахстана и Средней Азии, Монголии и Китая. Активные межэтнические контакты различных групп российского казачества способствовали дифференциации их культурного облика и даже физикоантропологических характеристик.

Следствием и в тоже время причиной незавершенности интеграции казачества и сохранения его социокультурной неоднородности являлась недостаточно централизованная структура управления казачьими войсками. В послепетровскую эпоху часть казаков была выведена из непосредственного ведения Военной коллегии и подчинена надзору нескольких региональных инспекций.





Кроме того, ряд казачьих подразделений, в частности в Забайкалье и на Дальнем Востоке, находились в распоряжении местных властей9.

Во второй половине XVIII в. правительство продолжало политику адаптации бывших вольных казачьих общин к феодальным устоям российского общества10. Ее результатом стало вытеснение исторически сложившихся социальных норм и регуляторов казачьего быта привнесенными извне военнобюрократическими, административными механизмами организации и контроля, что уничтожило основные институциональные препятствия к включению бывших вольных общин в состав единой сословной группы служилых казаков.

Однако полного превращения жителей «старых» казачьих войск в наиболее угнетенную разновидность государственных крестьян, «повинных» государю одновременно и «тяглом» и «кровью», так и не произошло. В самом конце XVIII в. процесс закрепощения казаков был приостановлен. Можно предположить, что свою роль здесь сыграло осознание властями того, что дальнейшая интеграция казачества в общественную систему империи исключительно за его собственный счет может разрушить хрупкий социальный мир в стране. Как бы то ни было, в 1793 г. бремя служебных обязанностей донских казаков было компенсировано широкими социальными и экономическими привилегиями11.

Распространение позднее этих привилегий на остальные казачьи общества поставило все сословие на более высокую ступень в общественной иерархии по сравнению с основной, крестьянской, массой населения России.

Сгладив, таким образом, негативные для бывших вольных казачьих общин последствия их присоединения к империи, с начала XIX в. государственная власть приступает к окончательному оформлению и унификации всей совокупности своих отношений с казачеством. Начиная с 1802 г., когда было издано «Положение о военной службе Войска Донского», и до конца царствования Александра I, почти все казачьи сообщества страны подчиняются единообразным правилам отбывания службы и порядку военной организации. Параллельно с этим, в первой трети XIX в. осуществляется последовательная централизация управления казачьими войсками12.

Итогом более чем вековой политики правительства по формированию единого казачьего сословия и определению его места в структуре российского общества стало «Положение об управлении Войском Донским» 1835 г.13. Закрепив ряд исторически сложившихся казачьих традиций и подтвердив привилегии казачества, оно, вместе с тем, завершило превращение иерархии поселковых, станичных и войсковых общин в инструмент всеобъемлющего военноадминистративного контроля и государственной эксплуатации казаков. Положение 1835 г., распространенное позднее без принципиальных изменений на все казачьи войска империи, придало казакам особое положение привилегированных государственных крепостных, несущих множество казенных повинноhttp://www.ojkum.ru/ стей (основной среди которых была военная служба) и практически лишенных возможности изменить свой статус.

В последней трети XIX в. казачество, – уже вполне интегрированный, прежде всего, на институционально-правовом уровне, компонент российской социетальной системы, - вступает в новый период своей истории, продолжавшийся вплоть до 1917 г. Приближение казачества к параметрам ординарного сословия российского общества вовлекало его в круг типичных для последнего внутрисоциетальных отношений, сильнее, чем прежде, подчиняло общим метасистемным закономерностям. Если ранее основное содержание истории великорусского казачества (в первую очередь, вольного происхождения) составляла его собственная адаптация к естественной среде и политико-административное взаимодействие с государственными органами, то отныне в гораздо большей степени состояние казачьей общности начинает определяться характером объективных изменений в социальной и экономической жизни России.

Неожиданно провальная Крымская война убедила правительство в необходимости кардинального пересмотра своего внутриполитического курса. В свою очередь, рост революционно-демократического и либерального движения в последующие годы способствовал расширению сферы буржуазного переустройства российского общества. Реформы Александра II, имевшие значение пусть и незавершенной, но системной реконструкции России, коснулись, так или иначе, всех значимых элементов ее социальной структуры. Разносторонне, прямо и косвенно, воздействие этих реформ ощутило на себе и казачество.

В практические шаги реформаторские планы властей в отношении казачьего сословия начали воплощаться в основном после 1861 г. Именно исходя из базовых положений крестьянской реформы, царское правительство сформировало более или менее ясную программу «освобождения» казачества. Эта программа предполагала облегчение военной службы казаков, сложение с них наиболее тяжелых натуральных повинностей, преодоление крайней замкнутости казачьего сословия. Данные преобразования должны были обеспечить миниhttp://www.ojkum.ru/ мальную адаптацию казачества к быстро меняющимся общественным условиям, без них сословию грозило бы превращение в лишенный будущего социальный изолят. Но, как показали последующие события, органы власти империи не были последовательны даже в реализации этих, весьма умеренных, задач.

Даже на территории европейских войск процесс реформирования затянулся почти на пятнадцать лет. Непосредственно вслед за освобождение в г. крестьян казаки были избавлены от выполнения наиболее тяжелых принудительных работ. В 1868 – 1869 гг. правительство разрешило неказачьему населению заводить земельные участки на территориях войск, а казакам предоставило право выхода из общины и отказа от своего сословного статуса. С введением в действие устава 1875 г. на казаков были распространены некоторые льготы по призыву, а общий срок их воинской службы был сокращен с 25 до 20 лет14.

Вместе с тем, общая модернизаторская направленность указанных законов была во многом нейтрализована предусмотренными в них ограничениями. Так, серьезным препятствием для проникновения неказаков на войсковые территории стал запрет для иногородних приобретать казачью землю в собственность.

Что же касается выхода из казачьего сословия, то воспользоваться этим правом станичники могли только в случае согласия начальства, при условии выплаты всех недоимок и отказа от земельного пая15.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

« Богатырева Людмила Вячеславовна Политические партии в системе отношений центр - регион в 2000-е гг. (на примере ЦФО) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Р.Ф. Туровский Москва 2013 Оглавление Введение Глава 1. Место партий в системе отношений центр – регионы. . 20 1.1. Отношения между центром и регионами: ...»

« Курносов Дмитрий Дмитриевич Эволюция праворадикальных партий и движений в современной Великобритании 23.00.02 – “Политические институты, процессы и технологии” Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Барыгин Игорь Николаевич д.полит.н., профессор Санкт-Петербург 2014 2 Введение Глава 1. Политологические основания анализа современного правого радикализма в Великобритании 1.2 Правый радикализм в современном политическом дискурсе ...»

«ГОРОВЫХ ИННА АЛЕКСАНДРОВНА ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ НА УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова Пятигорск – 2014 2 ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ...»

« Тощева Анна Витальевна Коммуникационный ресурс политической оппозиции в Российской Федерации (2000 – 2010-е гг.) 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук Научный руководитель И.М. Дзялошинский, доктор филологических наук, профессор Москва – 2014 Содержание Введение ГЛАВА 1. Коммуникационный ресурс в политике. 1.1. Трактовки понятия коммуникационного ресурса. 1.2. Каналы и форматы политической ...»

« ГАНДАЛОЕВ Руслан Баширович ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Специальность: 23.00.02 -политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Болтенкова Любовь Федоровна, доктор юридических наук, профессор Москва – 2014 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Раздел I. Понятие, сущность и содержание института гражданства Раздел II. Институт гражданства и его политические аспекты ...»

« БУРЦЕВ Сергей Николаевич Иранский фактор во взаимоотношениях России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ М. А. Кукарцева Москва - 2014 2 Оглавление Введение....3 Глава I. Региональные особенности мировой ...»

«Артыкбаев Айбек Мухтарович ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Научный руководитель: доктор политических наук, профессор Задохин А.Г. Москва-2014 1 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....3 ГЛАВА 1. Процессы реструктуризации постбиполярного мира (методологический аспект)...12 1.1. Возможность синергетического ...»

« Мучкаев Евгений Валерьевич Политическая культура калмыцкого общества: основные направления формирования и развития Специальность 23.00.03 – политическая культура и идеологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Терновая Людмила Олеговна, доктор исторических наук, профессор Москва - 2014 2 3 Содержание Введение.... 3 Раздел 1. Исторические и этно-конфессиональные истоки модели политической культуры Калмыкии...21 Раздел 2. ...»

« МУРЗАБЕКОВ Тимур Магометович ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИИ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор политических наук Сулейманова Шукран Саидовна Москва – 2014 2 Оглавление Введение.... 3 Теоретико-методологические основы становления и развития Раздел I. институтов ...»

«Хлытчиев Игорь Игоревич ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СВЯЗЕЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (GR) В ПУБЛИЧНОЙ СФЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Тимофеева Л.Н. Москва – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Институционализация связей с органами государственной власти (GR) в публичной сфере: теоретико-методологический анализ ...»








 
© 2013 www.dis.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.